Приходит маленький Итачи домой с фингалом под глазом. Папаша подлетает:
- Сынок, кто это тебя так?
- Да трое напали, хотели часы отобрать.
- Да ты что, сынок, а увидишь, опознать сможешь?
- А чего я-то. Пускай родственники их теперь опознают.

Мать - Дочке.
- Ни за что не ходи в наш подвал, там живут злые гопники.
Поняла?
- Д-да.
Любопытство все же приводит маленькую девочку в подвал.
Дрожа от страха, она стучит в дверь. Дверь открывает Итачи.
Руки у него по локоть в крови, и... длинные волосы.
- П-Прос-стите, з-здесь жживут з-злллые гопники?!
- Нет, девочка. Злые гопники здесь больше не живут. Теперь здесь живут
добрые Акацки...

Сидит Лидер на скамейке, читает книгу. Подходит Мадара, спрашивает:
— Чем это ты так зачитался?
— Учебник по логике.
— А что это такое?
— Сейчас объясню. Вот у тебя есть спички?
— Ну, есть.
— Значит, ты куришь. А раз куришь, значит и пьёшь. Раз пьёшь, значит — деньги есть. Раз деньги есть, значит — с девчонками водишься. А раз с девчонками водишься — значит, не импотент. Логично?
— Здорово. Классно! — порадовался Мадара и пошёл домой, довольный. По дороге встретил Четвёртого.
— Йонданме! Хочешь, расскажу, что такое логика?
— Ну?
— Вот спички у тебя есть?
— Нет...
— Значит, ты импотент!
Какудзу, снял проститутку и едет с ней в такси в гостиницу , обсуждая по дороге цены на услуги:
-1000 руб в час
- какудзу, прикидывает на калькуляторе: мне нужно на все про все
3 минуты, итого получается я тебе должен 50 рублей
- нет , что вы, у нас минимальная оплата за час .
- но мне нужно только 3 минуты, что же я буду делать все остальное оплаченное время
- ну , хотя бы , поговорим.
- какудзу, опять прикидывая на калькуляторе: ни х%я себе, это что с тобой как по межгороду буду разговаривать.

***

Сасори-Дейдара (после смерти):
- Данна, Данна, там кочан капусты разговаривает!
- На каком языке?
- На японском.
- Ну и пусть разговаривает, мы всё рано его не поймём, у нас он матный.

***
Про Акацук.
- Мы забираем вашу стиральную машину в ремонт.
Итачи:
- Тоби, за тобой пришли!
***

Идет состязание по потреблению горячительных напитков среди акацушников.
На сцену выходит Итачи.
На сцену выносят его любимый бочонок французского вина.
Итачи достает свой любимый фужерчик.
Раз фужерчик, два фужерчик, три фужерчик...
Сломался! Сломался ненадежный Учиха.
Hа сцену выходит Сасори.
Hа сцену выносят его любимый бочонок шотландского виски.
Сасори достает свою любимою стопочку.
Раз стопочка, два стопочка, три стопочка...
Сломался! Сломался кукольник-Сасори.
Hа сцену выходит Дейдара... да, именно Дейдара... Дейдара?...
Где Дейдара?!
{Выкрик из зала}: В буфете, красненьким разгоняется.
{Пауза, пока бегали за Дейдарой}
Hа сцену выходит Дейдара.
Hа сцену выносят его любимый бочонок рисовой бражки.
Дейдара достает свой любимый ковшичек
Раз ковшичек, два ковшичек, три ковшичек...
Сломался! Сломался любимый Дейдарин ковшичек!
Пока чинят ковшичек - Дейдара идет в буфет догоняться красненьким.
Так кто же будет первым в этом состязании?
Ясно, что первым будет Дейдара, вторым - Сасори, ну а кто же будет третьим?
...А чья это рука с тыщей рё? А, это Дейдара тянет руку и говорит, что не против быть «третьим»...
***
кисаме - гибрид человека, акулы и золотой рыбки: исполняет любое ‘последнее’ желание клиента.

***
В черном-черном городе
На черной-черной улице
В черном-черном зале
На черной-черной сцене
Стоят шесть черных-черных Акатски
К ним подходит черный-черный Лидер:
- Нда, сегодня, Дедара, ты с пиротехникой перестарался.

***
*Реклама Акацки: Если вы вступите в наши ряды, то в числе прочего вы получите возможность попутешествовать по миру, увидеть разные страны, встретиться с интересными людьми и убить их!

***
Кисаме:
- Итачи-сан, а какие животные вам больше всего нравятся?
- Рыбы. Они молчат.
Это была первая и последняя попытка Кисаме подружиться с напарником...

***
И похитили Акацуки Девятихвостого-демона-лиса, и вытащили его из неугодного мальчишки, сам Итачи принял на себя тяжкую ношу. И молвил он:
- Слушай меня, повинуйся мне, Кьюби! Даруешь мне силу по моей воле!
И алые сверкающие глаза взглянули на него, открылась жуткая пасть наполненная клыками и в сознании Итачи гулко пронесся рык:
- РАМЕН!!!

***
Итачи приходит в офис Акацки и говорит:
- Я хочу вступить в вашу организацию.
- Нет проблем, только нужно пройти тест. Вот тебе листовки с нашей пропагандой, распространишь все – примем.
- Нет проблем. – и уходит.
День нет, два нет, неделю… Через десять дней возвращается, ему и говорят:
- Че ж так долго?
Итачи, выкладывая пачку денег на стол:
- Ну и товарец вы мне подсунули… а в моем клане вообще никто брать не стал… пришлось замочить всех к едрене-фене.

***
вопрос к акацки:
- можно ли на зло ответить насилием?
- можно, но лучше не стоит. только представьте себе - что может придумать изнасилованное зло?!

***
В дверь Наруто стучаться акацуки. Наруто:
- Хто тама
Глава акацук:
- Открывай, лисёныш!
Наруто:
- Ага. Щазз!
Встревает Кисаме:
- А ну, открывай быстро!!
Наруто:
- Мечтай, рыбья морда!
Тут Итачи спокойно выдает:
- Не боись, рамен отбирать не будем.
Наруто (весело):
- Ну, так бы сразу и сказали!!!
(звук открываемой двери)

***

Участники Красной Луны тоже когда-то были учениками...
Ученические годы Дейдары. Дейдара возвращается домой из академии и говорит:
- Папа, тебя в академию вызывают.
- Что ты сделал?
- Да так, небольшой взрыв устроил...
На следующий день
- Папа, тебя снова в академию вызывают...
- Что на этот раз...?
- Да так, снова взрыв устроил...
Еще через день....
- Папа...
- Что?! Опять вызывают!? Ну, нет..... больше я не пойду!
- Правильно, незачем по развалинам ходить...

***
Собрание Акацуки. Лидер, ни к кому конкретно не обращаясь:
- И все же я не понимаю, почему Орочимару еще жив?..
Итачи:
- Ну, в принцпе, я могу объяснить.
Лидер:
- Объяснить я и сам могу. Я не-по-ни-ма-ю!

***
Идет Кисамэ по Конохе и видит: сидит Гай, зубы острые, глаза красные, брови дыбом, громадным тесаком помахивает и читает газету «Акацушный вестник».
- Кто ты?!
- Я? Новый лидер Акацки. А ты?
- Да я уже как-то и не знаю...

***

Шикамару пришел в Акацки, на входе споткнулся о кошку.
-Твою мать!
Хидан:
-Кто будет выражаться в доме сем, того лично от**ячу.
-Ты же сам только что сказал "от**ячу".
-П**дец тебе, грешник!

- Дейдара-сан, я вас люблю! -
Сказал открыто Тоби,
- Для вас что хочешь сотворю,
На крыльях счастья унесу,
Вы станете моей женою?
Дейдару-сана злость пробила,
Не смог эмоции сдержать,
И вот еще одно мгновенье -
И Тоби юркнул под кровать.
Из-под кровати слышен голос:
- Ну что такого я сказал?
Я вам признался так открыто,
А вы, блин, глиною швырять.
Но подрывник его не слышит,
Он матерится на весь дом,
Из-под кровати Тоби слышно -
Трясет беднягу ходуном.
Тут прибежали все Акацки,
Дейдару стали унимать:
Желтоволосый не сдается,
Он пуще прежнего шумит,
И Пейн с больною головою
Вот от него уже бежит.
Второй сдалась красотка Конан
И вслед за Пейном унеслась,
А остальные через силу
Терпят Дейдаровый напалм.
Невмоготу уже терпеть -
Сейчас начнется драка,
Но, к счастью, стал спокоен Дей,
Все обошлось без краха.
- Ну, объясни теперь нормально,
Что тут у вас произошло?
Какого черта вы шумели,
Что ни снесли почти весь дом?
- Спросите, мелкого мерзавца,
Который смылся под кровать,
Да приставать опять он начал,
Ну, вот и не сдержался я!
Из-под кровати вылез Тоби,
Невинным взглядом смотрит он:
- Ну, я же это... не нарочно...
Зачем шуметь так на весь дом?
Дейдара смотрит хищным взглядом –
Не поздоровится сейчас,
А след нахального парнишки
Исчез так быстро и пропал.
- Ну, хорошо... - тут все вздохнули,
Что все так мирно обошлось,
А то устроил бы Дей побои,
Но Тоби вовремя ушел.
Акацки – умные ребята,
Проблему быстро обсудили,
Решили с Деем говорить:
- Ну, ты пойми, тебя он любит,
Ему нет жизни без тебя,
А ты такая недотрога,
Вот в этом-то и вся беда!
Ну, ты пойди ему на встречу
И выслушай хотя бы раз,
Он очень сильно привязался,
Тебе проходу он не даст.
И Тоби тоже тут решился:
Он подошел к Дейдаре сзади,
Он нежно обнял и сказал:
- Ну, все любимая, прости,
Я больше так не буду,
Давай с тобой мы в мире жить
И только в спальне... э... грешить... -
И залился он краской.

У Дея челюсть отвалилась,
В глазах огонь вовсю пылает:
- Как ты назвал меня сейчас?
- Любимая, да что не так? -
Уже боялся Тоби.
- Да твою мать! Я вам не гей! -
Кричал Дейдара сильно.
От этой фразы все сглотнули
И быстро дух перевели,
И наконец-то они сняли «розовые очки»:
- Дейдара-сан, а вы что - парень? -
Такого тут никто не ждал,
А Тоби в обморок упал.
- Я что, на девушку похож? -
Дейдара глину в руки взял,
И все, заметив злобный взгляд,
Акацки смылись кто куда.

Расстроившийся в планах Тоби
Решил Коноху посетить:
- Там видел я одну девчушку,
По-моему, Сакурой звать,
Пойду я попытаю счастья,
А вдруг откроется она...
И Тоби тут же удалился
В поисках счастья своего,
И все Акацки пожелали,
Чтоб счастье и его нашло.
И только парень с шаринганом
В руке тихонько сжал катану...
Ты жесток, но в душе
Словно раненый зверь.
Убегаешь от всех, 
За закрытую дверь, 
Только светлый ребёнок
Помочь тебе смог.
Акасуна Сасори -
Скорпионов песок...

Шаг вправо, шаг влево, разворот по оси,
Наклон, поворот, реверанс.
Я сделаю все, только ты попроси,
Сознанье повержено в транс.
Движенье руки - вперед.
Движенье руки - назад.
Тело мое тобой лишь живет,
Окунаясь в любви водопад.
Безвольная кукла, простушка,
Большие глаза, прямой силуэт,
Твоя любимая игрушка,
Другой такой в помине нет.
Моя судьба в твоих руках,
И сердце мое тоже.
Душа моя лишь в небесах,
Там плачет она все же…
Ты никого так не любил, 
Не можешь жить иначе,
И для того не погубил
Лишь тело мое, значит,
Я что-то значу для тебя,
Я так тебе нужна,
И не забудешь ты меня,
Я для тебя одна.
В ночь диалог пустой,
Ты лишь и я вдвоем,
- Утром туман…- Густой.
- Когда-нибудь мы…- Умрем.
- В небе звезда…- Значит свет.
- В сердце любовь…- Как огонь.
- Если вопрос…?- Ответ.
- Ты мне даешь…- Ладонь.
- Кто ты такая, детка?
Кто я такой, родная?
- Я лишь марионетка,
А вы - кукловод, хозяин.

Моя прекрасная кукла-твои я пальцы строгаю,
Крюком на тонкой игле, твой орган я вынимаю...
С такой изящной руки...Течет кровавая речка,
И вот уже не стучит, в багровой луже, сердечко.
Я так любил, я люблю...Зачем ты сопротивлялась?...
И за бесцельную жизнь, с таким отчаяньем дралась?...
Но ведь не важно...Теперь, ты вечно будешь со мною,
Своими нитями сплел, я нас одною судьбою...

Как-то летом в тихий вечер
Девушки в реке купались,
А Акацки не заметно
Тихо быстренько подкрались.
Пикник устроили ребята,
Девчонок здешних пригласили,
Ну, а потом - кто, как, куда,
Быстрехонько и испарились.
Хидан на Теми посмотрел:
- А ничего, фигура секси,
Сейчас зажму ее на месте.
Чтоб время даром не терять,
С ней повалился на кровать.
- Какого черта позволяешь?! –
Шумела девушка Песка,
- Я не игрушка, щас как врежу -
И не спасет Дзяшин-сама!
- Разверещалась как-то громко,
Сейчас замолкнешь у меня…
- Какого черта ты задумал?!
- Щас изнасилую тебя,
Песчаная любовь моя!
И вот уже в который раз
Впадает Темари в орг**м.

Дейдара Ино доставал –
Искусством КАЦ он называл,
Про птичек много говорил
И даже ей одну слепил.
Ну, а потом и как обычно
Давай Дей клеится опять,
В постель красотку нашу звать.
А Ино странно посмотрела
И лесб***кой назвала,
У Дея варежка открылась,
На выкате его глаза.
Но, ничего он не сказал,
А только Ино в руки взял
И в комнату переместился,
Чтоб доказать что он мужчина.
Через каких-то …цать минут
Сомненья все пропали сразу,
А Ино счастлива уже,
И бьется тело все в экстазе.

Тен-Тен с Какузо вместе пили,
Под градусом великим были,
Упали там же, где и пили
И в сон глубокий провалились.

Синекожий с наглой рожей
К Хинате милой приставал,
Но получил удары в почки
И тут же быстро он отстал.
А вот Сасори не уймется,
Все ближе, ближе, ближе он,
И вот уж в дыму несется
В прохладную речку он с огнем.
А добрая Хината смотрит
И улыбается она:
- Так подносить огонь к Сасори -
А не жестокая ли я?

А Зецу рядом наблюдает
И прячет под плащом букет,
К Хинате подойти побоится,
А вдруг вот так же? Или нет?
Но, наконец, он подошел,
Букет красивый подарил
И прогуляться предложил.
Ну и Хината согласилась,
Ведь нагло он не приставал,
А просто вежливо сказал.

В гостиной грохот, руготня,
Наезды, ссоры перебранка:
- Ну, все, Сакура, ты моя!
И я не отпущу тебя!
- Да хрен тебе с лимоном тертым!
И помидорами по морде!
- Ты все же Саске только любишь?
Я выбью это из тебя,
И будешь ты любить меня.
- Да не люблю я Саске больше,
А про себя вообще забудь,
Заколебали, вы, Учихи
Проблемы с вами - просто жуть!
- Сакура, выйдешь за меня!
- Да посмотри ты на себя!
Не выйду замуж за тебя!
- Тогда я Тоби приглашу,
Пусть поиграет он с тобою,
Тогда поймешь ты, что к чему,
И станешь ты моей женою!
Тут Тоби резко появился,
В забавной маске он своей:
- Итачи-сан, вы меня звали? -
И Тоби быстро подошел.
- Игрушку я тебе нашел,
Смотри, какая красота,
Тебе понравилась?
- Ага! Так это, что ли, для меня?
Итачи-сан, я счастлив так,
Что мне раздвинуло чердак!

Итачи быстро удалился.
Вернулся через три часа
И что же видит он сейчас:
В гостиной, мирно на диване
Сакура с Тоби вместе спят,
И в один такт вдыхают воздух,
И счастливы, как никогда.

В Конохе стало беспокойно:
- Да где же они могут быть?! –
И собираются команды,
Чтоб девушек своих найти.

Ах, отдых в Акацки - это кошмарно!
Лишь день отдыхать - вот картина наглядно:
Я углубился в лес, и что же?!
Там Зецу с ельником "дружил"!
"Сливался" он с кустом соседним
И, в общем, вовсе не тужил.

Иду я к речке, тут я вижу:
Кисаме ловит карасей!
Конечно, он не дружелюбный,
Но чтобы есть своих людей?!

Я подхожу к нашей пещере,
Стараюсь в панику не впасть:
Хидан косой стрижёт поляну,
Задумал символ выстригать.

Но я продвинулся в скитаньях.
Приятней мне не лицезреть,
Как наш Сасори весь в стараньях
В песочнице лепил дворец.

Ну, я в пещере. Что теперь же?
И здесь покоя не найти!
Сидит Какузо с грозным видом
И шьёт Акацки чулки!

А Конан с дикими глазами
Прокалывает Пейну нос.
Пейн озабочено считает,
Опять до вечера понёс
Считалку дырок на лице,
Хотя бы тело он не тронул.

Итачи вон во всей красе
Себе очки напялил... Боже!
Нет, не смотри так на меня!
Паршивый волк из страшной сказки!
Страшнее не бывает дня,
Чем отдых у убийц несчастных!

А как окину взором этих,
Невольно задаю вопрос:
Да как же смеют эти восемь
Меня звать "Тоби-идиот!"?!

Как-то ночью в переулке
Дея Тоби повстречал,
Белобрысый подрывник
К девчонке нагло приставал.
«Ну, опять, – подумал Тоби, -
Как обычно, как всегда,
Заигралися гормоны,
Значит, к нам весна пришла».
Но вечер явно собирался
Спокойно Дея обойти,
Не соглашалась девушка
С ним на свидание пойти.
- Ты не умеешь приставать, -
Сказал, зевая, Тоби,
- Показываю мастер-класс,
Учись, салага, - только раз.
Тоби быстро развернулся,
Поздоровался, сказал:
- Если вам не сложно будет
В этот тихий, теплый вечер
Мне компанию составить,
Прогуляться при Луне,
Выпить содовой в кафе?
Девчонка быстро согласилась,
И двое вместе удалились.
Дей стоит в обломе, злится
Белобрысый подрывник,
Ну а Тоби быстро смылся,
Так, что след его простыл.
- Черт, это моя добыча! –
Тихо молвит подрывник.
- Вот теперь, поди, сыщи,
Среди ночи, черт возьми.
И поплел Дейдара к дому,
Молча мести план готовя.
Вдруг услышал звуки он,
Доносимые из леса.
Первый голос он узнал -
Это Тоби так стонал.
- А второй? Не понял я…
Ну все, Тоби доигрался,
Про луну он распевал,
Сам с девчонкою забрался
В самый непролазный край.
Погоди, приду щас я,
Отметелю все бока.
Дей на звук летит быстрее,
Стонет Тоби все сильнее,
И девчонка хороша,
Не уступает и она.
Дей приземлился, осмотрелся,
Не верит он своим глазам:
В уютном месте у пруда
Сидят куноичи и шиноби
Красотке шепчет он слова:
- Ты посмотри, какие звезды
Так нежно светят при Луне
И освещают путь знакомый,
Как будто здесь бывал уже.
Сегодня ты и ночь, луна,
Бокал шампанского до дна,
И будем долго вспоминать,
Ведь нашу ночь забыть нельзя.
Дей ничего понять не может:
«Я точно слышал стоны, вскрики…»
«Да, да, конечно,
Как же, милый, тебя фантазия пробила,
Гормоны хорошо играют
Без перерыва напевают» -
Услышал Дей второе Я.
«Убью когда-нибудь тебя…»
«Да, да, конечно, размечтался…» -
Внутренний голос не сдавался.
И не добившись ничего
Дейдара ринулся домой.
- А ловко мы его, прикольно,
Такое надо повторить,
Так лохонуться, вот тупица,
А клонов даже не спалил.
Эх, Дей, ты парень не плохой,
Но до Мадары далеко, -
И с улыбкой на лице
Полез он в воду к девушке:
- Сегодня ночь прекрасна просто, -
Вплотную к девушке он встал:
- Ну, и на чем остановились?
Дей только рожки почесал...

Маленький, глупый брат,
Что же я наделал?
Я уже и сам не рад,
Что мстителем тебя сделал…
Я больше не смогу увидеть
В твоих глазах любовь:
Ты можешь лишь ненавидеть,
Но не станешь нормальным вновь.
Ты ещё совсем дитя,
Ты ещё совсем невинный,
Ты недолго живёшь, хотя
Живёшь, как на поле минном!
Ты всё равно меня убьешь,
Потому что нет преград
На пути, где ты идёшь,
Маленький, глупый брат…

Бедный Итачи не ест и не спит -
Смотрит в окошко, скучая,
Только о Дее весь день говорит,
Ночью в подушку рыдает, страдая.
Где его светлое солнышко?
Может быть, с Кисаме спит?
Может, с Зетцу развлекается…
Вот негодяй! Ведь Учиха грустит!

Игривым языком облизывая губы,
Придумывает для Дея наказанье.
Вот ведь красавчик!
А от него одни страданья…

Чуть прикусив губу от возбужденья,
Итачи вспоминает страстные глаза,
Ну вот: опять испортил настроенье,
Опять с щеки течет слеза.

Ведь он по нему, мерзавцу, скучает,
Наклеив маску пофигизма,
А сердце от разлуки с любимым страдает,
Диктуя мозгу принцип алогизма.

И прошептав: «Дей, я тебя люблю»,
Итачи спать ложится.
Завтра новый день,
Может, этой ночью красавчик Дей ему приснится.

После расправы над Акацки
В Конохе полным ходом пир:
Конец настал, угрозы нет,
И в мире все живут теперь.
А все преступники попали
В кромешный и подземный ад -
Теперь там жарче стало втрое,
Сам Дьявол им не очень рад.
В аду Итачи всех гоняет:
Его боятся все и вся,
И успевают прятаться
Подальше кто и как куда.
Он всех пугает шаринганом,
В углу зажмет кого-нибудь.
А Дьявол хочет одного -
Избавиться лишь от него.
Кисаме ходит с Самехадой,
А бесы смотрят на него,
Как бы уху сварить из рыбы -
Коварный план почти готов.
Но так судьбе угодно было,
Чтоб обломались все они,
И, вместо этого, балбесы
Все жарятся на вертеле.
А Зецу рад такой забаве,
Ведь будет, кого есть теперь:
- Ах, мясо - как оно прекрасно,
Я на земле вот так не ел.
И по десятке каждый день
Съедает Зецу до отвала,
Он счастлив уж невмоготу –
Каннибализм цветет в аду.
Дейдара все везде взрывает,
И так уж жарко – он еще,
И писк стоит на всю округу:
Боятся черти все его.
Какузу с Дьяволом играл,
И облажался Главный ада -
Теперь с процентами платить,
Не рад король сие есть ада.
Хидан Ясину поклонялся,
Всех мучил, резал, убивал,
Во имя бога он сражался
И за религию сжигал.
Увидев бог его старания,
На землю опустился тот,
За преданность и благодарность
С собой забрал на свой же пост.
Пейн время даром не терял,
Пытался захватить власть ада,
Но сам король за ним следил
И не в одно, а в оба глаза.
Но Пейн сдаваться не умеет
И вот уже который раз
Готовит план захвата власти,
А дъявол тоже не дурак -
«Козу» подкладывать умеет:
И планы Пейна в пух и прах
Летают дружно только в ряд.
Одна лишь Конан в рай попала
И там осталась навсегда,
Добрым ангелом стала -
Мечта это ее была.

И после десяти лет ада,
Что здесь Акацки провели,
Успели натворить такое,
Что до инфаркта довели.
(Достали Короля они…)
Глава не выдержал, сказал:
- Ну, хватит, вот и надурились,
Пошли-ка вы обратно! Вон!
То жизни нет от вас нормальной -
И тут грешите напролом!
Я наверху бывал, у Света,
Просил, чтоб он забрал вас всех,
Но я жестоко обломался –
Не принимает он таких:
Уж слишком буйные ребята,
И мы пошли на компромисс:
Отправить вас обратно в жизнь.

Дейдара сбегал за Сасори:
- Пора вертаться, господин,
А то заждались там искусства,
Но мы забыться не дадим!
- О, да, Дейдара, мой напарник,
Пора вернуться в мир земной
И показать, что есть искусство,
Не выживет теперь никто.
- И правда, надо бы вернуться,
И посмотреть как там Саске,
А то забыл меня совсем.
И ни письма, ни телеграммы,
И не идет он сам сюда,
Так что наведаюсь-ка я.
- Как я устал сидеть на месте -
Пора бы тело поразмять,
На землю спустимся все вместе
Опять заказы, убивать, -
Хидан счастливый был вполне,
Ведь сам Ясин его заметил,
Теперь со всеми отпустил,
Дал клятву уберечь от мести.
- Как хорошо вернуться в дом
И вспомнить запах моря,
Ну, и отдать еще должок
Зеленому зверью Конохи.

И вот Акацки возродились,
Вернулись вместе все они,
Никто не знает о «сюрпризе»...
И что же ждет всех впереди?
Пока понятно лишь одно:
Всерьез покойников не примут,
Без юмора не обойтись,
Грядет нашествие второе...

- Наруто! Я люблю тебя! -
Тихо прошепчу любя. -
Но когда я подхожу к тебе,
Сразу становлюсь я не в себе.
А когда ты смотришь на меня,
То заметно, что любя.
И вот я вижу: ты идешь ко мне,
Сзади руки прячешь не в себе.
- Что с тобой случилось, Наруто?
Ведь в жизни у тебя всегда все было круто.
И вот ты стал сейчас возле меня.
И вот, заметно, что в руках у тебя,
Ты подошел ко мне поближе и подарил цветок.
Словами же ты не смог сказать и слог.
Тогда взялись мы вдвоем за руки,
Пошли мы шаг, другой, и без обдумки.
Вдруг закружилась голова.
Но поддержала меня сильная рука.

Мелкими шагами,
Печальной походкой
Давно ты не с нами,
И так одиноко.
И жизнь прошла,
И бед больше нет.
Одна лишь мечта,
И ей много лет
Ты так просто отдал.
С Итачи Учихой
Сразиться мечтал.
Наивный мальчишка...
Ну разве не он говорил,
Что от самого себя умрёшь?
А ты всё творил и творил,
И думал что наглая ложь.
И спорил всё время,
И всё про искусство.
Но хоть бы раз поверил,
Что жизнь не игрушка.
Мечты, страдания и боль,
И всё опять напрасно.
Ведь суждено тебе судьбой
Познать, что мир опасен.
Ты шёл по лезвию судьбы,
Думая, что так и надо.
Но оступился резко ты,
Прости, что не была я рядом.
И вот стою во тьме ночной,
И в голове невыносимый шум.
Я говорю: "Не уходи, постой,
Дей... искусство это "БУМ!"

Организация моя! Мы теперь одна семья!
Конан будет у нас мамой,
Папой будет Лидер-сама.
Зецу будет вместо няньки,
Какузо – дедушка-алкаш,
Хидан, Сасори - близнецы
И им в руки леденцы.
Кисаме у нас кухарка,
Дейдара пылеубиралка.
А Итачи с шаринганом
Будет верной нам охраной.
Так вот Тоби размечтался,
Припевал, плясал, смеялся,
Разговаривал он вслух.
Вдруг услышали коллеги,
И от этой вот идеи,
Швабры в Тоби полетели.
Полетели тряпки, ведра,
Утюги и скавородка.
Дейдара тут во всю кричит:
- Тоби! Ах ты, паразит!
Самым «метким» был Итачи -
Получил от Пейна сдачи.
Конан сильно разозлилась –
Сковородкой запустила
И попала. Молодец,
Тоби грохнул наконец.
Бессознательную тушу
Волокли в глухую гущу.
Тоби наконец очнулся,
Осмотрелся что почем:
Девять пар голодных глаз,
Злых, уставших и все в раз
Смотрят прямо на него.
В их глазах огонь горит,
А в душе их мрак царит.
Лидер самым хитрым взглядом,
Намекнув на ренинган:
- Ну, теперь тебе крынтец.
Понял Тоби? Молодец!

  ЧИТАТЬ ДО КОНЦА!!!
У лукоморья дуб зелёный,
Златая цепь на дубе том,
И днём и ночью Забуза злобный
Всё ходит по цепи кругом.
Идёт направо песнь заводит
Налево сказки говорит,
Там чудеса, там Саске бродит,
Сакура на ветвях висит.
Там на неведомых дорожках
Наруто пляшет в босоножках.
Итачи там кого-то мочит,
Какаши дал кому-то в нос.
Там лес и дол виденья полны,
Там о заре прихлынут волны.
На брег песчаный и пустой,
И тридцать трупов разнесчастных
Из вод морских выходят ясных.
Там Гаара мимоходом
Прихлопнул грозного царя.
Там на площади пред народом
Через леса, через поля
Рок Ли швырнул богатыря!
Там Хината со сломаной рукой
Идёт бредёт сама с собой.
Там в тёмном замке Ино тужит,
А Чёджи ей там верно служит.
Джирая там над пивом чахнет,
Там ниндзя дух, там ниндзя пнхнет!
Я там был, Хаку убил,
У моря видел дуб зелёный
И гору трупов перед ним.
Забуза там сидел довольный,
Свои мне сказки говорил.

Шиноби должен умереть.
Немой закон висит над миром,
О нем молчат, но он единый.
И каждый, кто познает силу,
Когда-нибудь познает смерть.
Шиноби должен умереть.
Так надо, так необходимо,
Ради своих, ради любимых,
Ради родной земли сгореть.
Кровавым пеплом улететь.
Звездой погасшею смотреть
На свет окна родного дома,
Родных, скорбящих на балконе.
Они кричат снова и снова,
Они зовут тебя живого,
Но им осталось лишь три слова
Шиноби должен умереть…
И уходя, ты обернешься,
Сказав, не плачьте обо мне.
А ведь ты знал, что не вернешься,
Что больше не увидишь свет.
Но не заплачешь – рассмеешься,
Шиноби должен умереть.